ГАСТРОЛИ И РЕЦЕНЗИИ
Гастроли Рецензии
BACK

THE KANSAS CITY STAR
9 ноября, 1998

Русский оркестр будоражит души

Сорок лет назад советский премьер Никита Хрущев произнес свою пресловутую угрозу - уничтожить Соединенные Штаты Америки. К счастью, ни ему, ни его последователям не удалось это осуществить. Однако в состязании камерных оркестров двух стран, которое состоялось в Канзас Сити на прошлой неделе, русские, безусловно, одержали победу.

Во вторник, Камерный оркестр Св. Павла доказал, что он может сыграть огромное количество нот с потрясающей точностью, "не создав" при этом никакой музыки. В субботу, 18 молодых струнников Камерного оркестра Kremlin из Москвы продемонстрировали не только потрясающую точность, но и удивительное богатство музыкального, равно как и эмоционального выражения.

Дивертисмент ре мажор Моцарта (K. 136) задавал тон: красота звука, поражающая своей ровностью и гладкостью, техника исключительной чистоты, живость ритма, особая заостренность в передаче внутреннего звучания. Исполнение Камерной симфонии Шостаковича (Op. 110a, Восьмого струнного квартета в аранжировке Рудольфа Баршая) еще больше накалило атмосферу в зале. Были "схвачены" даже водворившие тишину извилистые синусоиды музыкальной монограммы композитора D-E flat-C-B, ре-ми бемоль-до-си (DSCH в немецкой номенклатуре). Дирижеру Мише Рахлевскому удалось продемонстрировать исключительную емкость этой тишины.

Едва ли не еще более впечатляющей была вторая часть с ее стремительным вихревым потоком и точностью его контроля, сравнимой лишь с краем, по которому прошлось острое лезвие бритвы, а также четвертая часть с ее скрежетом и почти грубым стуком.

После тихой концовки - с репризой диалога DSCH - аплодисментов не было ("просьба не аплодировать", - так было указано в концертной программе). Затем последовал первый номер из "Искусства фуги" Баха, своего рода эпилог, который сублимировал предшествовавшую драму и трагедию (Шостакович посвятил этот квартет жертвам войны с фашизмом). Начало с холодным ровным звуком без vibrato и отдельными разорванными нотами - все это постепенно, но явственно трансформировалось в более теплое звучание.

Виртуозность и изящество исполнения продолжали восхищать в "Серенаде для струнного оркестра" Чайковского. Даже в самых пылких и страстных пассажах музыканты ни разу не потеряли контроль. Средние части произведения казались звучащими слишком быстро для вальса и элегии, финал тоже звучал чуть ускоренно. Обычно остерегаются чрезмерной сентиментальности в исполнении музыки Чайковского, однако Рахлевскому удалось провести здесь четкую грань.

На бис было исполнено не менее четырех произведений : "Мелодрама", музыка, написанная Чайковским по пьесе Александра Островского "Воевода", "Полет шмеля" Римского-Корсакова, умопомрачительное танго Астора Пьяццоллы, "Summertime" из "Порги и Бесс" Гершвина (родители Гершвина были русскими эмигрантами, так что связь здесь вполне понятна). Вся секция первых скрипок была абсолютно безупречна в жужжащем Полете шмеля Римского-Корсакова, а взятый темп мог "испугать" многих солистов с весьма высокими гонорарами.

СКОТТ КАНТРЕЛЛ

Назад к Рецензиям

На главную   Оркестр   Миша Рахлевский   Концерты в Москве   Гастроли и рецензии   Дискография
Меценаты и спонсоры   Аудио-видео-фото   Частые вопросы   Контакты